» » Фильм Дитя Макона смотреть бесплатно онлайн в HD качестве

Дитя Макона

Оригинальное название: The Baby of Mâcon
Год выпуска: 1993
IMDB: 6.90
Режиссер: Питер Гринуэй
Сценарист: Питер Гринуэй
Оператор: Саша Вьерни
Монтаж: Крис Уайатт

Дитя Макона

24-07-2019, 13:25
XVII век. Театр. Перед публикой разыгрывается драма о том, что во времена смуты и голода пожилая женщина рожает чудесное дитя, хотя многие ожидают рождения чудовища. Новорожденный мальчик так хорош собой, что его объявляют святым, чудесным ребенком. Вокруг него разгораются страсти; и церковь и семья используют его для достижения своих целей. И постепенно границы между спектаклем и реальностью стираются.
Сообщить об ошибке
  • Смотреть онлайн
  • Факты
  • Кадры
  • Рецензии
По словам режиссёра Питера Гринуэя, на идею фильма его натолкнул запрет в Великобритании рекламного постера компании Benetton, где был изображён новорождённый, весь в крови и с необрезанной пуповиной. Гринуэя возмутило ханжество, с которым постеры запрещают в стране, где по телевидению и на широком экране нескончаемым потоком идут убийства и изнасилования.

Дистрибуторы в США отказались иметь дело с фильмом на столь неоднозначную тему. «Дитя Макона» (1993) официально не существует в США ни в каком формате.
Еще раз об обществе спектакля

Фильм Питера Гринуэя «Дитя Макона» - притча о театральном представлении XVII века, в свою очередь притчеобразно повествующем о рождении и недолгой, но прославленной жизни младенца в мире, пораженном бесплодием.

Для Гринуэя, не только являющегося художником-классиком по образованию, но и всегда мыслящего себя именно художником, кино до сих пор не смогло выйти из второстепенного положения по отношению к литературе, живописи и театру. Возможно, где-то брехтианские, где-то попросту ироничные реверансы в сторону старших братьев кинематографа (классицистическое триединство хронотопа в «Отсчете утопленников», обрамляющий действие занавес в «Поваре, воре, его жене и ее любовнике») важны для эстетики Гринуэя потому, что это своего рода оправдательная речь гринуэевского кинематографа, сознающего свою подчиненность несоизмеримо более развитым искусствам. Кончено, роль театрального представления в художественном мире «Дитя Макона» не сводится к оправдательным реверансам.

Театральное действо и его зрители подводят к двум главным проблемам, формулируемым Гринуэем в «Дитя Макона». В первую очередь, это проблема невинности и ее мифологизированной версии - святости. Начать необходимо с того, что и невинность (непорочность рождения ребенка) фальсифицирована, сыграна дочерью настоящей матери, опровергнувшей материнство последней в свою пользу по причине почти идеологического характера: у столь уродливой матери не мог родиться столь красивый ребенок, хотя красота дочери противоречит выдвигаемой аргументации. Невинность в «Дитя Макона» всегда эксплуатируема пороком, по преимуществу - алчностью и гордыней. Однако невинность, напомним, фальсифицированная не долго таится в иллюзорном страдательном положении: в сцене соблазнения псевдо-матерью сына священника непорочно рожденный ребенок призывает небесные силы убить мужчину, угрожающего невинности псевдо-матери. Из этого эпизода очевидно, что и ребенок целиком включен в порочный круг мира «Дитя Макона», ведь на его руках не только кровь человека, но и жизнеспособность обмана. Упомянутый эпизод показывает, что круговороту греха принадлежит и бог или какие-либо иные высшие силы мира «Дитя Макона».

Проблема святости причудливым образом коренится в другой, более масштабной проблеме художественного мира «Дитя Макона» - это проблема зрителя и театрализации жизни. На первый взгляд, в фильме речь идет лишь об одном представлении - о будто бы барочном действе с невообразимыми сценическими пространствами и залом смешанной аудитории, где раек численно значительнее партера. Однако при внимательном рассмотрении все действие распадается на микро-представления, в совокупности которых главным движением становится смена ролей, напоминающая изменение агрегатных состояний «зритель»-«актер». Главные герои (псевдо-мать, ребенок, священник, его сын) меняют роли с различной частотностью, закрепленные роли присущи второстепенным персонажам (толпа аукциона), хотя и там возможны перестановки (особенно у трех женщин-служанок). Надо отметить, что трансформации «зритель»-«актер» существенно различаются по очевидности выражения. Легко обнаружимы границы состояний у принца, то прикидывающегося лишь заинтересованным наблюдателем, то вмешивающегося в действие, чтобы потом продолжить наблюдение (эпизод с 209-ю изнасилованиями). Очевидна границы состояния у ребенка, лишь единожды превращающегося в действующее лицо для призвания небесных сил.

Наиболее сложно распознание границ у главной героини, псевдо-матери. В большинстве сцен активна именно она, периоды пассивного наблюдения связаны с моментами духовного беспокойства, которые в начале фильма непродолжительны (ожидание решения о материнстве, наблюдение сгнивающей матери). В продолжении фильма сцены наблюдения получают более сильную эмоциональную окраску и обретают более значимое повествовательное значение. Показательно, что экранная длительность сцен увеличивается поступательно, прямо пропорционально ей возрастает и экспрессия, композиционная функциональность эпизодов: от убийства сына священника через смерть ребенка к грехопадению-изнасилованию. Пассивные состояния наблюдателя есть реакции псевдо-матери на морально-психологическое потрясение.

Теперь вернемся к сложной взаимосвязи двух главных проблем «Дитя Макона» - святости и театральности. Легкая вариативность состояний «зритель»-«актер» объясняет плачевную участь невинности в мире картины. Вариативность участия-наблюдения, отсутствие фиксированной, постоянной позиции по отношению к действию обуславливает нравственность героев. На примере главной героини очевидно, что состояния наблюдателя знаменуют моменты не только ее глубоких страданий, но и тяжелейшей вины: корыстное соблазнение сына священника, убийство ребенка и грехопадение-изнасилование. В последнем эпизоде псевдо-мать находится будто бы в страдательной позиции, но на самом деле претерпевает ровно то, чего ранее добивалась от сына священника. Невинность не способна сохранять самотождественность пока аксиологические системы людей, апеллирующих к ней, постоянно изменчивы, вариативны.

Времена барокко подарили миру две знаменитые формулы, привнесенные Кальдероном и Шекспиром: «жизнь есть сон» и «весь мир - театр». В XX веке эти конструкции получили свое, порой противоречащее изначальному осмысление. Завершая размышление о «Дитя Макона» многоточием и соглашаясь с Ги Дебором в том, что «критика спектакля является первым условием для всякой критики», остается добавить: первый вывод такой критики должен касаться интеллектуально-нравственной стороны вопроса.


«Это всего лишь пьеса с музыкой!»

Хоть раз кто-нибудь видел, как политик целует ребенка? Хоть раз задумывались, зачем это делают? Что хотят показать подобным знаком? Что политик любит детей? Настолько, что он может раз в год поцеловать одного в щечку? Скорее пародия. Зачем, тогда? К чему этот обряд? И главное, кто-нибудь задумывался, а нравится ли это ребенку? Спросил ли его кто-нибудь? Собственно, о том и фильм.

XVII век. На экране - зрители. Среди них и богачи и простолюдины. И все наблюдают за театральной постановкой. Зрелище несет в себе то, что так нравится публике - кровь, насилие, секс, смерть, религия, мистика и высокопарные речи.

Действие происходит в стране, наказанной голодом, нищетой и таинственной эпидемией бесплодия. И вот однажды, у старой и уродливой женщины рождается здоровый и красивый ребенок, которого тут же возводят в чудесное явление и сравнивают со Спасителем. И чтобы придать этому случаю еще больше святости, младенца забирает его же сестра и объявляет себя матерью, а зачатие - непорочным. Люди хотят заполучить хоть что-нибудь от чудесного ребенка, получить благословение и верят, что благодаря чудесному дитя снова обретут благополучие. Так оно и случается, массовое бесплодие отходит, а ребенок возводится в ранг народного святого.

Фильм стал очень едкой социальной сатирой, направленной преимущественно на церковь, святость и кумиров. Сама церковь здесь ставит под сомнение факт непорочного зачатия, объявляя «мать» самозванкой, в чем вообще-то, и правы. Но не Чудо как-таковое волнует священников, а то обстоятельство, что чудо это принадлежит не им, а молодой женщине, по праву материнства несущую волю ребенка. Стоит церкви только заполучить мальчика, как тут же он становится орудием в руках «официальных» богослужителей. «Этот ребенок знак того, что Господь с нами!» - звучит теперь. Его культ доведен до абсурда - продают все, от прикосновений до мочи. За ребенком стоят дела взрослых, за чудесного мальчика говорят языки взрослых, его воля - воля сильных мира сего, а он - лишь оружие для привлечения воли народа, потому что народу приятно видеть невинного младенца, верить ему, умиляться. Но умиление это вовсе не доброе, ведь в конечном итоге эти люди готовы растащить его на кусочки в прямом смысле.

Все таки получилась больше театральная постановка, чем фильм и режиссер четко обозначает это. Наигранные сцены, высокие диалоги, песни, символизм, игра света и тени, простые декорации... да даже присутствие в кадре зрителей в одежде семнадцатого века говорит об этом. Цель - показать, что это всего лишь театр, но именно он отражает реальное положение дел.

Итог: впечатляющий фильм-пьеса никогда не растеряющий актуальности.


Sweet child

- Все мужчины - кастрированные дураки! Все женщины - бесплодные дуры!
(из фильма, о том, какие тяжелые времена на дворе)

Уже с самого начала становится ясно, что перед нами весьма нетривиальная картина, а авторство Гринуэя угадывается на раз-два-три. Лично я, если когда-нибудь придется проводить кастинг для своего фильма, попрошу воспроизвести вступительный монолог из «Дитя Макона». Это шедеврально.

Сразу напрашивается похвала высокому профессионализму Саша Вьерни - один из моих любимых операторов наряду с Делли Колли и Нюквистом. Да и присутствие голландцев в съемочной группе - всегда хорошая примета. Актеры (из известных только Ормонд и Файнс) выкладываются, не щадя ни живота, ни прочих частей тела. Надеюсь, 200 человек насиловали Джулию не «взаправду». Хотя Гринуэй - это вам не Ходоровский...

История ребенка весьма трагична. Сначала его использовала родная сестра (к тому же прикидывающаяся матерью), тряся монеты с горожан за благословения. А желающих получить благословение ангельского малыша оказалось совсем немало. Настолько немало, что местные церковники поняли, где настоящий профит, и отобрали ребенка у семьи. У них был железный аргумент: отец-то - Святой дух, а церковь - филиал Бога на Земле. Так что всё по закону!

Фильм не так красочен, как некоторые другие работы Гринуэя, но как жанровый эксперимент он очень интересен. Стилистикой немного напоминает «Книги Просперо», но с еще большим уклоном в сторону театра (а в плане эстетики - в сторону симметрии).
На Newserial.net вы можете посмотреть фильм "Дитя Макона" не только на компьютере, но и на телефонах и планшетах Андроид (Android) и iOS - Айфон (iPhone) и Айпад (iPad), а также на Smart TV совершенно бесплатно и без регистрации.

Комментарии: 0

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
up